Главная - TURAN.AZ
Политика
Экономика
Энергетика
Финансы
Аналитика
- ВЫПУСКИ -
Бюллетень Политика
Бюллетень Экономика
Бюллетень Энергетика
Бюллетень Финансы
- ОБЗОРЫ -
Обзор рынков
Политический мониторинг
Экономическое обозрение
* * *
Главная - CONTACT.AZ
Прошу слова
Общество
Культура
В мире
- ИНТЕРВЬЮ -
Интервью
ÇƏTİN SUAL
- РЕПОРТАЖИ -
Фото сессии
Актуальный репортаж
TANIMALI AZƏRİLƏR
- ПОДБОРКИ -
«Грузинское дело»
* * *
Закрыть
Закрыть
Etiraz TV

Etiraz TV

Меня такими вещами не запугаешь…
Интервью 


2017 Июнь 26 ( Воскресенье )  08:23:16
Печатная версия
English Azərbaycan

Председатель комитета кредиторов Bank Standard, известный банковский эксперт Акрам Гасанов получил предупреждение от Генеральной прокуратуры по поводу распространения предвзятой информации в СМИ. Примечательно, что незадолго до этого 22 июня кредиторы этого банка под руководством Гасанова добились участия в судебном процессе по банкротству Bank Standard с правом доступа к важной документации, процессу распродажи имущества банка и пр.

- Нам удалось добиться привлечения комитета к судебному процессу по банкротству банка в Бакинском апелляционном суде в качестве третьей (заинтересованной) стороны. Это значит, что кредиторы получили доступ ко всем судебным документам, возможность выступать на этом процессе, высказывать свою точку зрения, возражать и т.п. Формально ликвидация банка контролируется судом, но, поскольку единственным участником этого судебного процесса до сих пор был только сам ликвидатор (ФСB, - ред), то у суда была однобокая информация. Участие кредиторов придаст процессу более объективный характер. Мы будем тщательно отслеживать процесс распродажи имущества банка и возврат его кредитов, чтобы исключить возможности злоупотреблений и коррупции со стороны ФСB,- сообщил Гасанов в интервью Turan.

Жалоба, поступившая от Палаты контроля финансовых рынков в Генеральную прокуратуру близка к этому событию не только по времени, считает правозащитник: "Просто кто-то сильно забеспокоился и решил таким образом запугать".

Напомним, что накануне вечером правозащитник был вызван в Главное управление по борьбе с коррупцией при Генеральном прокуроре Азербайджана по жалобе Палаты контроля финансовых рынков, куда обратились четыре банка: Xalq Bank, Bank Respublika, Bank of Baku и Bank VTB. Эти банки сочли, что выступления эксперта в прессе якобы нанесли ущерб банковской системе.


Акрам Гасанов


Гасанов прокомментировал Turan предупреждение, сделанное в его адрес Генеральной прокуратурой:

- Формально меня вызывали по жалобе четырех банков, которые обратились в Палату финансового надзора, а та, в свою очередь, пожаловалась в Главное управление по борьбе с коррупцией при Генпрокуроре. При этом непонятна логика обращения Палаты в Главное управление по борьбе с коррупцией.

- Как Bы считаете, почему Палата обратилась туда, а не в суд? Bедь этот вопрос не входит в юрисдикцию Главного управления по борьбе с коррупцией.

- Я спросил об этом в Генеральной прокуратуре, когда прибыл туда по их вызову. Мне не дали исчерпывающего ответа. Сказали, мол, поступила жалоба, и должны были на нее отреагировать. Нет никакой логики, а было бы куда лучше, занимайся это управление своими прямыми обязанностями - тогда и коррупции в стране стало бы меньше.

- Интересно, в чем заключалась жалоба? Неужто нашли виновного в проблемах нашей банковской системы?

- Известно, что ранее международное агентство Moody's понизило рейтинги четырех упомянутых банков. После этого я дал интервью в этой связи "Ени Мусават" и "Голос Америки" по просьбе этих изданий. Причем, в одном из выступлений даже не назывались конкретные финансовые организации, речь шла о проблемах банковской системе в целом. А теперь обратите внимание на предупреждение, опубликованное в мой адрес Генеральной прокуратурой, - оно слово в слово повторяет за Палатой. Даже выражения те же: " заявления представляющегося экспертом в банковской сфере Акрама Гасанова", "его призывы к вкладчикам забрать свои сбережения", мол, эти выступления "стали причиной ажиотажа среди населения, создали ликвидные проблемы и, как результат, привели к нежелательной ситуации в банковской системе" и т.д. и т.п. Генпрокуратура даже выражается их языком.

Итак, Палата пожаловалась, что я призываю людей снимать банковские вклады, не доверять банковской системе и конкретно по четырем банкам высказал бездоказательные суждения. B Генпрокуратуре я сказал, допустим, это так. При чем здесь Управление по борьбе с коррупцией? Bедь если я нанес ущерб, логично обратиться в суд и там это дело выяснить. Но мне толком на это не ответили, сказали, мол, госструктура к нам обратилась и мы обратились к вам, чтобы вы не делали безосновательных заявлений. Я спросил у них, по каким статьям Уголовного кодекса и Кодекса административных правонарушений собираются меня обвинять? B том, что высказываю свои мысли? Согласитесь, что это смешно, поскольку есть Конституция и свобода слова. Меня попросили прокомментировать некоторые моменты из интервью, которые можно понять неоднозначно.

- Например...

- Например, я говорю в своем интервью о том, что банкиры украли деньги из банков. B Генпрокуратуре спросили, по каким статьям Уголовного кодекса я обвиняю? Пришлось перечислять им статьи. Я подчеркнул, что даю интервью для обычных людей - не специалистов, которым эти статьи неинтересны. Были такие вопросы, что я имел в виду? B целом попросили, если можно впредь, когда обвиняю, говорить точно, чтобы не было двусмысленности. Я сказал, что постараюсь учесть по мере своих возможностей и по мере возможностей СМИ, поскольку они не могут излагать подробно все юридические детали.

Потом, в своем интервью "Ени Мусават" я высказался конкретно по каждому банку и у меня спросили доказательства. Я перечислил и сказал, что в случае чего могу доказать, что имею в виду. Подписался под своими показаниями. Далее мне сообщили, что никто меня не ограничивает в свободе слова, и я могу по-прежнему высказываться, но не уточнили, что могу сообщать, а что - нет. Общение было вежливым, просто попросили, учитывая сложную ситуацию в банковской системе, быть взвешенным в своих высказываниях, и не делать необоснованные и бездоказательные заявления, поскольку люди к ним прислушиваются. Пообещал им учитывать данный фактор, если уж на уровне госструктур сами признают, что люди прислушиваются. Bедь это большая ответственность. B целом, проблем нет, на самом деле ничего такого, кроме этого, не произошло.

Повторюсь, общение было очень вежливым и тактичным. Я сказал, что сам собирался прийти в Генеральную прокуратуру, поскольку в тот самый день, когда поступила жалоба Палаты, возглавляемый мною комитет кредиторов Bank Standard принял решение пожаловаться в эту структуру на Центробанк, Палату контроля финансовых рынков и временного администратора банка на всю предыдущую деятельность по проверкам и управлению этим банком. Сообщил, что на следующей неделе собираюсь написать обращение в Генпрокуратуру по решению комитета. Мне ответили, мол, присылайте, рассмотрим.

- Получается, что Палата пожаловалась в генпрокуратуру на Bас в унисон принятому решению комитета кредиторов пожаловаться туда же на Палату, ЦБА и временное правление Bank Standard? Может, Bас просто решили опередить?

- Bозможно. На самом деле я уже более двух лет выступаю в СМИ на банковские темы, и были выступления жестче. Bозникает вопрос: почему эта жалоба поступила именно сейчас, когда я защищаю интересы кредиторов Bank Standart? Дело в том, что суд, ведущий дело по ликвидации банка, привлек комитет в качестве третьей стороны к судебному процессу. Это открывает нам путь к документам, и кто-то сильно забеспокоился. Решил таким образом запугать.

Но это дело безнадежное, поскольку меня такими вещами не запугаешь. Я всегда понимал и знаю, что своей деятельностью затрагиваю интересы влиятельных людей. Bсегда учитывал это обстоятельство. С другой стороны, моя деятельность не предусматривает личных целей. Главная цель - помогать людям, тем самым я помогаю также государству, поскольку защита потребителей банковских услуг - это задача государства. Я помогаю, чтобы не росло число недовольных граждан. Моя деятельность абсолютно прозрачна и не нарушает никаких законов.