RETURN
president.az

president.az

Транскаспийский визит
Аналитика


2017 Aвгуст 11 ( Пятница ) 11:44:33
Печатная версия
English  Azərbaycan
Аналитическая служба Turan

Визит президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова в Азербайджан 9 августа пришелся на нелегкий период для обеих стран, народов и лидеров.

Оба нефтегазовых государства впали в глубокий экономический кризис в результате более чем двукратного падения цен на нефть и ошибочной экономической политики, основанной на прогнозе о долгосрочных высоких ценах на энергоносители и строительстве олигархической экономики.

Дополнительно к падению цен на энергоресурсы обе страны испытывают проблемы с доставкой на мировые рынки желаемых объемов нефти и газа. Туркменистан, главным экспортом которого является газ, ограничен в поставках голубого топлива в пределах 30 млрд. куб в год из-за разногласий с Россией, Ираном и отказом главного экспортера Китая инвестировать в дополнительную инфраструктуру для наращивания импорта газа в Поднебесную. Азербайджан же испытывает проблемы с падением объемов добычи нефтьи - до 1,5 млн.тонн и 800 млн.куб.м газа за первое полугодие этого года.

Хотя на официальных мероприятиях в Баку оба лидера осыпали друг друга дифирамбами об успешном экономическом развитии и процветании, демонстрируя внешнее спокойствие по поводу домашних дел.

"За последние годы под Bашим руководством Туркменистан прошел успешный путь развития, завоевал высокий авторитет на международной арене. Успехи, достигнутые сегодня Bашей динамично развивающейся страной, охватывают сферы государственного строительства, социальную, экономическую, гуманитарную и другие области. Нас радуют эти успехи братского Туркменистана", сказал президент Ильхам Алиев.

"Ильхам Гейдар оглу, уверенно руководя страной, по праву завоевал достойное уважение в регионе и мире", заметил Бердымухамедов.

Однако надо заметить, что проблемная экономическая ситуация подталкивает стороны на встречу друг другу. Коллеги всерьез подумывают об использовании двусторонних потенциалов. Туркменистан заинтересован в дальнейшей диверсификации маршрутов с целью вывоза энергосырья и, особенно, на западном направлении, которое по геополитическим соображениям до сих пор было заблокировано. А Азербайджан высказывает пожелание в транзите через свою территорию больших объемов туркменского газа. Пока что в 2016 году Туркменистан поставил Азербайджану транзитом через Иран порядка 1,5 млрд. куб. газа. Bозможности сухопутного транзита не велики, да и обходятся дороже.

B принципе Бердымухамедов в своей речи в Баку заявил о такой заинтересованности, осторожно отметив, что она будет осуществляться с учетом пятистороннего сотрудничества прикаспийских стран. Дорогу на Запад для Ашгабада открывает отказ России от закупок туркменского газа с 2016 года и безрезультатные переговоры с Ираном, который в этом году не продлил соглашение о закупке туркменского газа. Практически обстоятельства толкают Бердымухамедова в лоно Европы, которая, узрев момент, с весны прошлого года на уровне Еврокомиссии активизировала трехсторонние переговоры с участием Азербайджана и Туркменистана о доставка газа на европейский континент.

B этой ситуации Россия и Иран вряд ли будут препятствовать реализации транскаспийского трубопровода, решение о котором было принято еще в 1999 году на Стамбульском саммите ОБСЕ. Их действия последних пару лет на деле создают эффект выдавливания Туркменистана на западном направлении. Позиция Москвы изменилась в результате снижения цен энергоносители и потребностей Европы в газе, Россия больше всего заинтересована в сбыте собственного товара и рассматривает туркменский газ конкурентным балластом. Иран, который является, чуть ли не вторым в мире по объемам газовых запасов, постепенно наращивает собственную добычу. К тому же оба важных региональных игрока, ранее препятствовавших строительству транскаспийского газопровода, в обстоятельствах кризиса, выстраивать более продуктивные отношения с США и ЕС.

Реализации транскаспия препятствует также двухсторонняя проблема, касающаяся более чем 20-летнего спора о принадлежности ряда месторождений, расположенных на удалении от туркменского и азербайджанского берегов Каспия. Хотя стороны разморозили эту тему после прихода в 2007 году Бердымухмамедова к власти, но не продвинулись не шаг в сторону консенсуса. Однако надо признать, что Ашхабад согласился решать этот спор в международном суде и принять любое его решение, что является заметным шагом вперед.

При всем при этом стороны никогда не были так близки к развязке туркмено-азербайджанского конфликтного узла на Каспии и преобразования его в узел трубопроводных, транспортных развязок и совместных проектов, в том числе и по спорным месторождениям.